Нереальные хозяйственные операции. Как отбить каждое доказательство?

Ваше предприятие получило экземпляр акта про результаты документальной проверки на 17 страниц? Читаете вывод: «По результатам анализа взаимоотношений плательщика налогов с контрагентом можно сделать вывод касательно отсутствия в действительности операций, безосновательное документальное оформление нереальной хозяйственной операции при составлении первичных документов та их отображение в реестрах бухгалтерского учета».

Быстро пробегая глазами по акту, Вы замечаете, что по каждому контрагенту инспектор провел достаточно объемную работу. Здесь и налоговая информация от других подразделений Государственной фискальной службы, и анализ первичной документации, составленной во время хозяйственных операций, и детальное отслеживание цепочки поставки приобретенных товаров (услуг) аж до первичного поставщика, указание на отсутствие у контрагента транспорта, помещений, трудовых ресурсов, акты про отсутствие за юридическим адресом, и как финальное доказательство, что именно Ваше предприятие является нарушителем налогового законодательства – наличие уголовного производства касательно контрагента, а возможно, даже сведенья директора в качестве свидетеля о непричастности к хозяйственной деятельности предприятия.
Всем плательщикам НДС хорошо известны способы доказывания нереальности хозяйственных операций, которые используют налоговики.

В голове сразу возникает мысль, что с такими весомыми доказательствами у обычного предпринимателя нет никаких шансов против целого государства в лице Государственной фискальной службы Украины, доначисления налоговых обязательств, применения штрафных санкций не избежать, а перед этим административная и судебная волокита.

Однако, если посмотреть внимательно на каждое доказательство нереальности, ознакомится с судебной практикой касательно этого вопроса, а также привлечь квалифицированного юриста, становится понятно, что в невыгодном положении именно ГФС.

В этой статье ми проанализируем самые распространенные и самые интересные доказательства, которые налоговики используют во время проверок, расскажем, почему они не могут доказывать нереальность хозяйственной операции, а также добавим немного свежей судебной практики.

1. Обобщенная налоговая информация о контрагентах

Самое объемное и самое популярное доказательство нереальности хозяйственных операций, которое используют налоговики. Налоговая информация предоставляется на письменный запрос территориальным подразделением ГФС, на учете которого находится контрагент.

Обычно в акте проверки налоговая информация идет сразу после цитирования предоставленных для проверки договоров и первичной документации, что указывает на ее большое значение как доказательства (по мнению налоговиков).

Обобщенная налоговая информация может содержать сведенья о наработках плательщика налогов как возможного участника схем уклонения от налогов, об отсутствии за налоговым адресом, об отсутствии возможности исполнения операций с поставки товаров, об отсутствии трудовых ресурсов, основных фондов, транспортных средств, о наличии уголовных производств касательно контрагента и т.д.

Налоговая информация является недопустимым доказательством

В пункте 63.12 ст. 63 Налогового кодекса Украины указано, что информация, которая собирается, используется и формируется органами доходов и сборов в связи с учетом плательщиков налогов, вносится в информационные базы данных и используется с учетом ограничений, предусмотренных для налоговой информации с ограниченным доступом.

В соответствии с ч. 1 ст. 16 Закону Украины «Об информации» налоговая информация – совокупность сведений и данных, которые созданы или получены субъектами информационных взаимоотношений в процессе текущей деятельности и необходимые для реализации возложенных на контролирующие органы заданий и функций в порядке, предусмотренном Налоговым кодексом Украины.

В соответствии с пп. 17.1.9 п. 17.1 ст 17 Налогового кодексу Украины налогоплательщик имеет право на неразглашение контролирующим органом (должностными лицами) сведений об таком плательщике без его письменного согласия та сведений, которые содержат конфиденциальную информацию, государственную, коммерческую или банковскую тайну, и стали известны во время исполнения должностными лицами служебных обязанностей, кроме ситуаций, когда это прямо предусмотрено законами.

Ни какой закон не содержит прямого разрешения на использование контролирующими органами налоговой информации об контрагентах для обоснования нереальности хозяйственной операции между плательщиком налогов без письменного согласия контрагента.

В соответствии с ст. 74 Кодекса административного судопроизводства Украины суд не берет во внимание доказательства, которые получены с нарушением порядка, предусмотренного законом.

Инспекторы указывают, что используют обобщенную налоговую информацию, руководствуясь пп. 83.1.2. п. 83.1 ст. 83 Налогового кодекса Украины. Но, тот факт, что налоговая информация может быть основанием для выводов во время проверок, не дает налоговикам право использовать ее без письменного согласия контрагента.

Это основание дает суду возможность признать Акт проверки недопустимым доказательством, так как он был получен с нарушением предусмотренного законом порядка.

Стратегия признания Акту проверки недопустимым доказательством успешно реализовывалась нами в других делах против Государственной службы Украины по вопросам труда. При наличие таких обстоятельств у контролирующего органа фактически не остается доказательств, которые б подтверждали их позицию в суде.

По мнению суда, налоговая информация является ненадлежащим доказательством

Верховный суд в Постанове от 12.06.2018 года по делу № 826/16272/13-а указывает, что налоговая информация относительно контрагентов истца в цепочке поставки, которая имеется в информационно-аналитических базах, как критерий оценки реальности хозяйственных операций, является безосновательной, так как во время составления акта об невозможности проведения сверки любые первичные документы плательщика не использовались и не анализировались, а следовательно оформление указанного акта с отображением в нем определенных данных, не соответствуют критерию юридической значимости, как и не отвечает такому критерию информация с информационно-аналитических баз контролирующих органов, так как также не основывается на непосредственном анализе первичных документов, таким образом не является надлежащим доказательством в понимании процессуального Закона.

Суды первой инстанции до сих пор используют эту Постанову в своих решениях, к примеру, решение Николаевского окружного административного суда от 07.08.2019 года № 400/14969/19, решение Днепропетровского окружного административного суда от 31.07.2019 года № 160/4016/19.

Постанова Верховного Суда от 12.06.2019 года по делу № 803/817/14 суд не берет во внимание и ссылки ответчика на налоговую информацию относительно контрагента истца, предоставленную другим контролирующим органом, так как такая информация не основывается на непосредственном анализе первичных документов и не является надлежащим доказательством в понимании процессуального Закона.

Постанова Верховного Суда от 15.03.2019 года по делу 815/3276/15 действия контролирующего органа касательно внесения в электронные базы данных информации, полученной вследствие осуществления мероприятий налогового контроля, является только служебной деятельностью работников налогового органа для исполнения своих профессиональных обязанностей по сбору доказательной информации относительно наличия или отсутствия документального подтверждения данных налогового учета плательщика налогов, которые не тянут для плательщика налогов самостоятельного юридического последствия.

2. Отсутствие у контрагента достаточного количества персонала

Всем известны позиции Верховного Суда про то, что отсутствие достаточного количества трудовых ресурсов у контрагента, а также сертификатов качества на поставленный товар, а тем более взаимоотношений контрагента с другими субъектами хозяйственной деятельности, не говорит об нереальности хозяйственной операции при условии подтверждения ее надлежащими первичными документами бухгалтерского и налогового учета (Постанова ВС от 12.04.2018 года по делу № 805/4710/16-а), а отсутствие у контрагента добросовестного плательщика налога, материальных и трудовых ресурсов не выключает возможности реального исполнения ним хозяйственной операции и не говорит о получении безосновательной налоговой выгоды покупателем, так как привлечение работников является возможным за договорами гражданско-правового характера, аутсорсинга и аутстафингу (аренда персонала). (Постанова ВС от 11.06.2019 по делу № 825/2387/18).

Однако, судебные решения должны только усиливать Вашу позицию, но не в коем случае не быть ею.

Как считаем мы?

Если у плательщика налогов есть надлежаще оформлены первичные документы, которые подтверждают, что в пределах спорной хозяйственной операции ему в полном размере было предоставлено услугу/поставлено товар, почему именно такой плательщик налогов должен доказывать, что лица, которые поставили товар/предоставили услугу, являются работниками контрагента?

Контролирующий орган делает вывод про отсутствие у контрагента достаточных трудовых ресурсов исключительно на основании анализа налогового расчета сумм дохода, насчитанного (уплаченного) в пользу плательщика налога и сумм удерживаемых с них налогов (форма 1-ДФ) и к выводу про сумы насчитанной зарплаты (дохода, обеспечения, помощи, компенсации) застрахованных лиц и сумм насчитанного единого вклада на общеобязательное государственное социальное страхование в органы доходов и сборов (форма Д4).

Если в этих видах отчетности отображается от 1 до 3 лиц, которые работают у контрагента, то контролирующий орган делает вывод, что такого количества лиц недостаточно для осуществления хозяйственной операции, что проверяется.

1. Суд постоянно подчеркивает, что анализа отчетности недостаточно для доказательства невозможности совершения контрагентами действий, которые составляют содержание обжалуемой хозяйственной операции: «в рамках проверки истца ответчиком не исследована возможность привлечения поставщиками истца материально-технических, имущественных, трудовых и производственных ресурсов путем заключения гражданско-правовых сделок или в иной незапрещенной законом форме в период поставок ТМЦ» (Решение Верховного Суда об отказе в открытии кассационного производства от 28.01.2019 по делу № 805/31 69 /18-а).

2. Акты проверки часто не содержат расчетов, заключений экспертов, других доказательств, подтверждающих, что обнаруженного у контрагента количества работников недостаточно для осуществления хозяйственной операции.
Налоговики пропускают этап доказательства и сразу переходят к выводам о невозможности контрагента поставить товары/оказать услугу учитывая место расположения имущества, оперативность, отсутствие технического персонала и т.д., хороший юрист не потеряет шанс воспользоваться этим.

3. Если налогоплательщик утверждает, что контрагент фактически предоставил ему услугу/поставил товар, но после анализа отчетности этого контрагента налоговики обнаружили одного официально оформленного работника – директора, в этом случае может быть, именно этот контрагент нарушает законодательство о труде и использует в своей деятельности неоформленных работников?

Добросовестный налогоплательщик не должен подвергаться негативным последствиям из-за того, что контрагент предоставил ему услуги/доставил товар, используя при этом неоформленных работников (ст. 62 Конституции Украины).
В соответствии с Распоряжением Кабинета Министров Украины от 05.09.2018 г.. № 649-р «О мерах, направленных на детенизацию отношений в сфере занятости населения» начиная с 5 октября 2018 Государственная фискальная служба Украины, Государственная служба Украины по вопросам труда, а также другие центральные органы исполнительной власти, при участии органов местного самоуправления должны проводить комплексные мероприятия, направленные на детенизацию занятости и доходов населения.

Комплексным мероприятием в данном случае является проверка, которая должна проводиться совместно ГФС и Гоструда.
Такая проверка может стать весомым аргументом об отсутствии у контрагента достаточных трудовых ресурсов, а не проведение такой проверки будет доказательством в пользу добросовестного налогоплательщика, которого привлекают к ответственности за предположения контролирующего органа об отсутствии у его контрагентов трудовых ресурсов.

Следовательно, необходимо постоянно указывать в суде, что со стороны контролирующего органа не было совершено всех необходимых действий для доказательства факта отсутствия у контрагентов трудовых ресурсов, а выводы о нереальности хозяйственных операциях базируются лишь на предположениях. Чем больше аргументов будет в Вашем арсенале, тем больше вероятность положительного судебного решения.

3. Не подтверждения хозяйственных операций по цепи поставки

В Акте проверки можно увидеть следующие аргументации нереальности хозяйственных операций: «исходя из данных ЕРНН установлено, что контрагент не приобретал предоставленые налогоплательщику товары и услуги по цепи предварительного приобретения» или «по результатам проведенного анализа данных ЕРНН по контрагенту в части формирования налогового кредита установлены факты приобретение товаров / услуг у контрагентов-поставщиков, осуществляющих операции по реализации товаров / услуг неизвестного происхождения и замену позиций товарных групп. »

Что это может означать для Вас?

Ничего, ведь нормы налогового законодательства не ставят в зависимость достоверность данных налогового учета налогоплательщика от соблюдения налоговой дисциплины его контрагентами, если этот плательщик (покупатель) имел реальные расходы в связи с приобретением товаров (работ, услуг), предназначенных для использования в его хозяйственной деятельности. Нарушение определенными поставщиками товара (работ, услуг) в цепи поставок требований налогового законодательства или правил ведения хозяйственной деятельности не может быть основанием для вывода о нарушении покупателем товара (работ, услуг) требованиям закона относительно формирования налогового кредита, поэтому налогоплательщик (покупатель товаров (работ, услуг)) не должен подвергаться негативным последствиям, в частности в виде лишения права на налоговый кредит, за возможную неправомерную деятельность его контрагента при условии, если судом установлены факты, которые свидетельствуют об осведомленности налогоплательщика об таком поведении контрагента и слаженность действий между ними. (Постановление ВС от 17.07.2019 года по делу № 826/18656/14, от 18.07.2019 года по делу № 805/4535/16-а).

Более того, ЕРНН содержит информацию исключительно об операциях с плательщиками НДС, а также те операции, по которым зарегистрированы налоговые накладные, то есть если какая-то операция осуществлялась контрагентами с предприятиями, которые не являются НДС, то таких операций в указанном реестре не будет показано. Также в соответствующем реестре не отражаются операции, по которым не зарегистрированы налоговые накладные.

Вышеупомянутое указывает на то, что ЕРНН не является универсальной базой данных обо всех хозяйственных операциях, которые осуществлял контрагент, а сведенья, которые содержатся в этом реестре, не позволяют в полной мере установить наличие или отсутствие факта приобретения контрагентами товаров или услуг, необходимых для осуществления оспариваемых хозяйственных операций.

В данной статье мы рассмотрели три наиболее употребляемых доказательств, которыми пользуются контролирующие органы для признания хозяйственных операций нереальными.

Содержание всегда преобладает над формой, поэтому при правильном подходе список аргументов в 70 страниц можно сократить до 2-3 листов.

Чем меньше у контролирующего органа останется доказательств, тем больше у Вас шансов на победу, ведь в соответствии с ч. 2 ст. 77 Кодекса административного судопроизводства Украины контролирующий орган не может ссылаться на доказательства, которые не были положены в основу обжалуемого решения.

В свою очередь, Адвокатское объединение «МАКМЭЛ» охотно проконсультирует именно Вас и поможет найти выход даже из безвыходной ситуации.

521 Просмотров